«Детская школа по следж-хоккею стала не нужна…» Крик души ее создателя

01 июня 2017

В Международный  День защиты детей газета «Советский Спорт» встала на защиту детского следж-хоккея...

– Меня лично очень сильно задела эта история,  – пишет журналист газеты «Советский Спорт». Дмитрий Пономаренко. – Потому что совсем недавно мы гордились успехами наших следж-хоккеистов на международной арене. И каждый хотел пожать им руку. Хлопнуть по плечу: Вот, мол, настоящие мужики! Люди, которые способны совершить невозможное. Сделать рывок вперед, через «не могу».

Это так легко – погреться в лучах чужой славы. Но кто знает – что стоит за ней? В это мало, кто хочет вникать. Потому что спортсменам-ампутантам нужна реальная помощь в организации тренировок и соревнований. И оказывать ее трудно и хлопотно.

*****

Анатолий Егоров пришел в следж-хоккей несколько лет назад. Не рвался туда. Скорее, уговорили. И посмотрев в глаза этим людям, уйти уже не смог.

Он шагнул дальше, чем остальные. Понял, что в занятиях следж-хоккеем нуждаются не только взрослые мужики, но и дети. И что это уже даже не просто спортивный, а скорее социальные проект. Проект по возвращению пацанов и девчонок в нормальную, обычную жизнь. И цель его – не только сделать из них будущих чемпионов. Но в первую очередь – просто уверенных в себе людей. Смелых, амбициозных, состоявшихся в жизни…

Воплотить этот проект в жизнь оказалось делом архитрудным. Но поначалу была помощь. И со стороны фонда Тимченко. И со стороны КХЛ. А сейчас интерес к спортсменам с ограниченными возможностями вдруг иссяк. Почему – давайте разбираться. Слово Анатолию Егорову.

- Я буду вечно благодарен Геннадию Тимченко и его жене за поддержку, до конца жизни, - начинает свой рассказ Егоров. – Именно благодаря их фонду следж-хоккей в России совершил огромный скачок в развитии.

- Что конкретно было создано? И за какой срок?
- Мы работали с поддержкой «Фонда Тимченко» на протяжении 3,5 лет. За это время мы смогли оперативно создать взрослую команду «Звезда» в Москве. А затем сразу задумались о резерве. О создании детско-юношеской команды по следж-хоккею.

- Тоже в столице?
- Поначалу мы пытались создать команду в Москве. Но проработав в этом направлении полгода, я понял, что просто зря трачу деньги. Все-таки это очень необычные ребята. Их по объявлению не пригласишь, как в обычную спорт-школу. Надо искать, разговаривать с родителями, убеждать… Дело ведь совсем новое! Да и собирать такую команду в условиях мегаполиса неимоверно трудно. Почти невозможно. И вот тогда возник вариант на базе в «Оке». Это город Алексин в Тульской области. Начали привлекать ребят из города, здорово помогла администрация с их адресами…

- Как родители детей относились к вашему предложению отдать сына в хоккей?
- Уговаривать приходилось! Они нам отвечали: «Да вы что обалдели?! У меня сын-инвалид, я над ним трясусь. А вы хотите, чтоб он клюшкой на льду махал?».

- То есть спортом дети, которых вы брали в команду до этого в принципе не занимались?
- В основном - нет. С одним только повезло. Он занимался плаванием. Понимаете, есть врожденная инвалидность, а есть приобретенная – от несчастного случая. И вот если паренек занимался спортом, а потом ногу потерял, он в следж-хоккее быстро прогрессирует. Потому что у него организм приучен к нагрузкам. И вот мы уговорили его родителей просто прийти к нам на тренировку. Ему сразу понравилось. А сейчас он уже кандидат в сборную России! И капитан взрослой команды.

- Не пытались приглашать в свою школу ребят со всей России?
- Ну а как же? Мы с помощью ВХЛ дали объявления во все хоккейные регионы, что набираем ребят в Алексин. Но опять же без персонального контакта трудно. Откликнулось только три человека. А приехал к нам на базу только одни. Но вот этому мальчишке из Екатеринбурга так понравилось у нас, что его семья переехала в Алексин с Урала. А мальчуган этот, вот увидите, будет звездой в следж-хоккее. Про него в прошлом году сняли отличный ролик, где спортсмены с детьми. И вот он там в кадре вместе с Александром Радуловым. Он под поезд попал. А до этого занимался борьбой. Нам мама его потом рассказала, что он после несчастного случая поначалу даже на улицу не выходил. Стеснялся. А сейчас наши ребята с гордостью гулять ходят. Особенно после поездки в Америку. Как мне еще один мальчик рассказал: «Со мной директор школы теперь за руку здоровается!».

- Так у ребят было турне в США? Расскажите поподробнее.
- Потренировались у нас мальчишки примерно год. И тут мы решили проверить – правильной ли дорогой идем? Договорились с американскими коллегами. И повезли нашу юную команду в США, на два товарищеских матча. Кстати, играли, как выяснилось позже, с будущим чемпионом Америки по своему возрасту. А у нас были ребята от 12 до 16 лет. И, честно говоря, мы почти не сомневались, что проиграем с двузначным счетом. Просто хотели проверить себя впервые на более профессиональном фоне.

И вдруг мы побеждаем в первом матче! Американцы просто обалдели. И на второй поединок включили в состав двух игроков из взрослой сборной США. В этом матче мы поначалу уступали 1:2. Но и в нем вырвали побед в концовке – 3:2!

Американские дети плакали. А руководители их ходили с квадратными глазами. Они не могли поверить, что приехала какая-то никому неизвестная команда из России и сразу их «сделала». У нас тогда еще одна девочка в составе играла. Так ей сразу стали контракт предлагать. Они очень хотели заполучить ее в американскую лигу. Но куда ребенку ехать?! Это же надо было всей семьей туда… В общем, ничего не получилось. Но сам факт такого предложения дорогого стоит!

- Важно начинать заниматься следж-хоккеем с юности и даже с отрочества?
- Конечно! Ну а почему сборные США и Канады так сильны в этом виде? У них люди приходят во взрослый хоккей, прозанимавшись пять-шесть лет. И у них там детских команд очень много. Только в том регионе, где мы были, - пятьдесят! А у нас «Ладога» - единственная в России и Европе. Это уже бренд! Его надо развивать, по его опыту в других регионах команды создавать. А у нас детская команда осталась сейчас без финансовой помощи…

- Есть риск, что она прекратит свой существование?
- Надеюсь, что нет. Я передал все документы по ней губернатору Тульской области. Проект готовый, он уже на ходу! Теперь все от Алексея Дюмина зависит. Надеюсь, что наша «Ладога» будет жить. Его будет финансировать тульская федерация хоккея. Это же не только спортивный, но и социальный проект. И люди, избиратели, это понимают. Ну и потом от «Ладоги» есть мощная отдача. Она за три года дала уже трех мощных кандидатов в сборную! А шестеро наших выпускников выступают за взрослые команды.

- Как все же вышло, что фонд, который поддерживал вас с самого начала, вдруг отвернулся от, по сути, своего детища?
- Да все было замечательно! Но два с половиной года назад человек, который курирует «Фонд Тимченко», попросил меня взять его супругу на должность в федерацию следж-хоккея. Я по простоте обрадовался. Думал, наша связь станет еще более прочной. Устроил ее на должность пресс-атташе с правом доступа ко всем документам. Поначалу все было хорошо. А сейчас вдруг начались сперва придирки, затем резкое сокращение финансирования.

И тут жена этого товарища заявляет «Я ухожу. Буду другим делом заниматься». Ушла. А потом я вдруг узнаю, что создана детская следж-хоккеяная лига. И она там исполнительный директор. А вслед за ней сразу ушли и деньги фонда.

- А чем будет заниматься эта лига и сколько в ней команд?
- Да в том то и дело, что нисколько! Они же не собираются создавать команды, растить ребят, работать с ними… Хотят только проводить турниры с уже готовыми командами и так осваивать бюджет. Это же легко! Хорошо устроились… Даже все свои уставные документы перепечатали у нас, с теми же самыми опечатками. Ни стыда, ни совести.

- Вы не пытались пообщаться с Тимченко лично по этому вопросу?
- Писал на его имя официальные письма. Но понял, что они перехватываются в КХЛ и попадают к тем, на кого я жалуюсь. Выход наверх мне обрубили. А ведь у меня был также заключен меморандум с руководителями КХЛ, ВХЛ и МХЛ. Они нам тоже четыре миллиона на помощь выделяли. Но сейчас нас и этого лишили. Больше того, нашу федерацию выставили из офиса, где располагается КХЛ. Меня попросили освободить кабинет. Сказали, что аренда слишком дорого обходится. Выставили за дверь в общем. А потом сказали, что и проект взрослой следж-команды «Звезда» из Москвы финансироваться больше не будет.

- И куда ее игрокам деваться?
- Я ее тоже передаю в Тулу. Вроде, собираются переименовать. Но, надеюсь, что состав хотя бы сохранится.

- То есть ваша федерация следж-хоккея полностью осталась без финансов. А новые проекты у вас были?
- Сейчас я как раз занимаюсь развитием первой в России женской команды по следж-хоккею. Ведь девчонки тоже рвутся им заниматься. Хочется им помочь. У меня есть связь с международным паралимпийским комитетом. Там ждут нашу команду, заинтересованы в матчах с ней. Но денег на нее в России нет. Я ищу средства. Вот, наверное, продадим автобус, чтобы оплатить аренду льда и минимальную зарплату хотя бы одного тренера для первого этапа тренировок.

Я мог бы просто уйти сейчас. Мне пенсии на жизнь хватит. Но я не могу бросить девчонок, которым дал надежду. ИИХФ нас ждет. Мы к концу года планировали создать команду, которая сможет выезжать на контрольные матчи за рубеж. Это же уникальный проект! Такой же, как «Ладога» в свое время.

Понимаете, когда своими глазами видишь, как меняются люди в спорте. Особенно, с высокой ампутацией… Вот помню, в команду «Белые медведи» привезли несколько лет назад мальчишку, Колю Терентьева. А ему еще 16 лет нет. Полгода не хватает. Просили его допустить. Но нельзя! А я был тогда в мандатной комиссии. И мы решили вопрос – медицинская справка, письмо от родителей, официальная просьба от команды… Потому что оттолкни тогда человека, и вся жизнь у него могла наперекосяк пойти. Он сидел в колясочке, весь зажатый, глаз не поднимал. А сейчас я его встретил на турнире в Сочи – орел, уверен в себе, девчонок кадрит! Никаких комплексов. Потому что Коля сейчас – лучший игрок в России, а, возможно, и в мире.

Да сколько случаев таких. Один хоккеист такое недавно выдал! Как хорошо, говорит, что я – такой. Я столько интересного сейчас вижу…

А это мы с чемпионата мира ехали. Вот как спорт меняет людей. У них желания появляются. Есть, гулять, общаться, что-то по дому делать… Да просто жить!

 

***** 

P.S. После этого интервью автор статьи Дмитрий Пономаренко не мог не написать несколько слов в заключении:

– Есть люди, которые любят спорт. Есть люди, которые любят детей. Есть люди, которые любят деньги. И я сейчас не собираюсь никого осуждать за то, что они любят больше. Просто хочется (в идеале), чтобы фондами, созданными для поддержки детей и спортсменов, руководили и распоряжались все же люди, которые детей любят больше, чем деньги. А не наоборот.

Потому что создать и раскрутить хорошее доброе дело – всегда очень трудно. А вот загубить его – гораздо проще.

Надеюсь, руководители нашего хоккея и особенно люди, которым конкретно поручено заниматься развитием следж-хоккея в России, пересмотрят свое отношение к этому не просто мужественному, но еще и очень сложному виду спорта. Ведь скоро Олимпиада – время говорить на камеру, какие следж-хоккеисты (и хоккеистки) здоровские ребята, жать им руки…

Ссылка на статью:

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/983745

Газета «Советский Спорт». Дмитрий Пономаренко

 

вернуться назад

ПАРТНЕРЫ